Живые шахматы
Автор: Татьяна Мужицкая
Записала: Ирина Белашева
Одно дело быть пешкой в чужой игре, другое – самому разыгрывать партию
Шахматы, так же, как любовь, требуют партнера.
Стефан Цвейг
Австрийский писатель, драматург и журналист
…Несколько лет подряд вместе с моим коллегой и сотренером Сергеем Веревкиным и участниками нашего тренинга личностного роста каждое лето в выездном лагере на море мы играли в «живые шахматы». Идея заключается в том, что один человек хочет понять свою историю, разыграть ее, а все остальные ему в этом помогают. Придумали ее психодраматисты. Но, в отличие от канонов, мы решили не заставлять людей заранее выбирать какие-то роли, примерять их на себя. Мы решили сыграть в чистые «живые шахматы», на сеанс которых мы вас и приглашаем.

В чем особенности обычной игры в шахматы? В отличие от игры в шашки, где все фигуры одинаковы, в шахматах — иерархия и своя роль у каждой. С другой стороны, в отличие от карт, где все скрыто, в шахматах все фигуры видны. Все открыто: намерения и интересы противников, осталось только включить голову и додумать, как это будет развиваться. Кроме того, в этой игре нужно правильно, в определенном порядке выстроить фигуры. И, наконец, игра в шахматы — это игра системная. В нее нельзя играть в одиночку, даже если играешь сам с собой. Нельзя полностью продумать свою стратегию и действовать без участия партнера. Каждый ход будет зависеть от того, как пошел партнер. И его ход, увы, может в корне изменить всю твою прекрасно продуманную стратегию. То есть, системность — это и взаимная зависимость. Одно влияет на другое, и трудно сказать, что первично.

Почему мы обратились к живым шахматам? Сама зависимость перемещения фигур от других фигур очень похожа на человеческие взаимоотношения. В психологии есть методы, которые очень похожи на шахматы, только там нет соперников, никто не выигрывает, не проигрывает, фигурами являются люди, которые могут прожить игровую «партию», что-то понять про себя, про свои отношения, про чужие отношения и гармонизировать, сбалансировать свою жизнь.
Потому что основная ошибка современного человека в том, что он живет вне системы. Задолго до появления профессиональных психологов, еще в 17 веке английским поэтом и священником Джоном Донном было сказано бессмертное: «Нет человека, что был бы сам по себе, как остров; каждый живущий — часть континента; и если море смоет утес, не станет ли меньше вся Европа — на каменную скалу, на поместье друзей, на твой собственный дом. Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством. А потому никогда не посылай узнать, по ком звонит колокол: он звонит и по тебе».

Джон Донн
Английский поэт и проповедник
Между тем, современный человек считает, что он пуп земли, что все деревья растут для себя, что все люди существуют сами по себе. Замечали ли вы когда-нибудь, как заполняется пустой вагон метро? Все, кто в него входит первыми, рассаживаются в дальние углы, каждый в свой. Если кто-то вздумает сесть рядом с другим человеком, незнакомым, при наличии пустых мест, у всех остальных возникает либо ощущение, что это парочка, либо опасение, что он клеится, либо напряжение: что ему нужно, кругом полно свободных мест, почему он сел так близко? Потому что у каждого человека есть интимное пространство, которое он считает своим, и чем больше позволяет свободное место вокруг, тем эта зона шире. По мере заполнения вагона людьми к какому-то человеку стараются садиться ближе, от какого-то стараются держаться подальше. Например, если от него идет неприятный запах, если он в грязной одежде. Это нормально — держаться подальше, если есть объективные причины. Поэтому, несмотря на давку, в вагоне даже могут образовываться локальные пустые пятна вокруг бомжеватого вида людей.

Я это рассказываю не для того, конечно, чтобы напомнить людям, которые уже давно разъезжают в «мерседесах», что такое метро. Это просто наглядный пример того, что существуют объективные причины, которые заставляют нас так или иначе менять свое положение в пространстве. Если мы говорим о человеческих отношениях, то и в них все то же самое. Разница только в том, что в этой области не все фигуры видны, не все объяснения отчетливы, как, например, неприятный запах или промасленная одежда. Но тем не менее, есть некоторые причины, которые заставляют нас приближаться и удаляться, чувствовать себя скованными или, наоборот, расслабленными, заставляют нас действовать или бездействовать.


Пропущенные звенья семейных историй
Два грузина сидят, в шахматы играют. Никто играть не умеет. Один, который что-то слышал краем уха, берет ферзя, ставит на середину доски:
- Мат.
Другой берет короля, тоже ставит на середину доски:
- Атэц.
Для разработки правил нашей игры в «живые шахматы» мы воспользовались несколькими очень авторитетными источниками.
Первый. В 1999 году моя подруга Катя рассказала, что в Германии, где живет ее брат, практикуют чудодейственную методику Берта Хеллингера. На семинарах происходят, по ее словам, фантастические вещи, всплывают семейные тайны, мертвецы поднимаются из могил, человек получает откровения относительно своего положения в собственной семье, перестает чувствовать зависимость от родителей, он очень эмоционально это переживает, даже плачет, а потом начинает играть роль другого человека и понимает, как тот себя вел, хотя он его никогда в жизни не видел. В общем, происходят совершеннейшие чудеса. И главное, после этого в судьбе человека происходят удивительные изменения. Так, например, жена ее брата перестала бояться своего отца и стала с ним общаться, хотя они не виделись последние 20 лет. Потом я нашла книгу самого Хелингера, начала ее читать и поняла, что, хотя там много мистики на уровне восстановления истории родителей, но, по большому счету, Хеллингер именно призывает нас начать системно мыслить.


Берт Хеллингер
Немецкий философ, психотерапевт и богослов
Он говорит о том, что невозможно не зависеть от своей семьи, даже если ты уехал из дома на другой конец света. Даже если произошел развод, и мама хочет, чтобы дети не общались с папой, он все равно останется в их восприятии мира, они будут связаны невидимыми канатами. Даже если ей кажется, что они были маленькие и ничего не помнят, бессознательное помнит все. И наоборот. Ни один аборт, ни один развод, ни один любовник не остается незамеченным с точки зрения системы. И это не мистика!

Давайте посмотрим, как это бывает в шахматах. Есть коробка с фигурами, и у каждой фигуры есть свое место на доске. И когда на место какой-нибудь фигуры ставится пятикопеечная монета (как бывало в детстве, я помню, когда терялась ладья или конь, они заменялись на что-то другое), суть этой фигуры, ее роль, ее способность ходить определенным образом не меняется. Вроде бы мы ее не видим или она странно выглядит, но мы знаем, что она там есть. Ведь человек — биологическое, стайное животное, и он не одиночка: у него есть это чувство стаи, семьи, клана — как хотите, называйте, какое слово вам больше нравится. Он не сам по себе! В семье, как и в шахматах, четко распределены функции и роли. Условно, может быть сильный папа, мягкая, добрая мама. Зачем родители нужны детям? Чтобы дети чувствовали себя защищенными, чувствовали поддержку. Зачем дети нужны родителям? Чтобы родители видели продолжение своей жизни в детях и развитие семьи как клана. Не могу не упомянуть про «Сто лет одиночества» Маркеса. В этом романе очень ярко описана история клана, история семьи, где каждое последующее поколение непосредственно связано с предыдущим и является отражением его или развитием. От этой «шахматной партии» волосы дыбом вставали, но глобальное ощущение системности оказывалось мощнее.
Но представьте себе, что вы едете на машине, в которой есть система навигации GPS, которая должна вас привести к определенной точке. И представьте себе, что эта система навигации вдруг очень захотела вам понравиться. И она реагирует на ваши мысли. Вот вы едете и думаете: «Что-то я слишком долго еду!» Она моментально откликается: «Уже почти приехали, уже буквально через 100 метров поворот направо!». А на самом деле до нужного вам поворота еще ехать километров пять. Ей просто очень хочется вам угодить. И вы радуетесь, поворачиваете направо и слышите следующее указание, очень совпадающее с вашим желанием поскорее приехать: «А теперь еще пару поворотов, и вы на месте!» А на самом деле до нужного вам места еще ехать и ехать, и оно не становится ближе оттого, что вы устали. В итоге вы попадаете совсем не туда, куда хотели. И вы в полном недоумении: вроде бы вы ехали с точностью по приборам, а попали не туда, куда надо. А система навигации просто хотела вам понравиться!

Или, например, спидометр из самых лучших побуждений хочет, чтобы вы не расстраивались оттого, что нарушаете правила, и все время показывает, что вы едете со скоростью 60 километров в час. А потом вас останавливает инспектор и собирается оштрафовать. Вы искреннее недоумеваете: «За что? Ведь я ничего не нарушал и ехал 60! Мне так спидометро показывал!» А вас спрашивают: «А в окно можно было посмотреть, а не на спидометр?» «А у меня тонированные стекла!» — отвечаете вы.
Давайте все-таки посмотрим в окно, в реальность, и попробуем понять, где мы находимся, что нами движет, и с какой в самом деле скоростью мы едем, а самое главное — куда? Потому что как незнание закона не освобождает от ответственности, так и незнание семейной, или рабочей истории не поможет избежать проблем во взаимоотношениях в семье и на работе, не дает возможности понять некоторые истоки поведения. «Изолированная пешка портит настроение всей доске» как говорят шахматисты. Очень часто мы подсознательно следуем родительским сценариям, или ведем себя вопреки им, или вообще не понимаем, что происходит.

Это очень хорошо чувствуют маленькие дети. Если между мамой и папой пробежала кошка, а они пытаются делать вид, что ничего не случилось, ребенок на это очень остро реагирует и пытается всеми силами вести себя так, чтобы либо наладить ситуацию, либо ее прояснить. Потому что у ребенка в картине мира должно быть все четко понятно. Если мы вместе — то мы вместе, если мы не вместе — мы не вместе. Моя бабушка мне рассказывала, что они после войны жили в одной комнате в коммуналке, и на каком-то этапе они с мужем отдалились друг от друга и стали жить двумя паралельными жизнями. Но оба безумно любили свою дочку. И в какой-то момент бабушка, помышляя о разводе, решила на всякий случай поинтересоваться и спросила: «Если мы с папой решим расстаться, с кем бы ты хотела остаться, со мной или с папой?» Маленькая мама в ужасе отпрянула и сказала: «Лучше сдайте меня в детский дом!» Это была ужасная фраза после войны: в детских домах было полно сирот. И сама по себе мысль, что ребенок может хотеть в детский дом добровольно, настолько поразила бабушку, что мысль о разводе была отринута раз и навсегда. Но они по крайней мере не пытались делать вид, что у них все хорошо.

Основная идея Хеллингера, в моем понимании, как раз заключается в том, чтобы понимать и знать семейную историю. Последователи Хеллингера иногда восстанавливают по какому-то поведению, по стандартам, по сценариям, функцию каждого человека в этой семье. Если вам интересно, сходите на такой семинар, по крайней мере, вам станут понятны ваши отношения с родителями, с детьми, с родственниками.
Под влиянием моторных полей
Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заяв­ляет, что у него было выигрышное положение.
Илья Ильф
Советский писатель, драматург и сценарист
Второй источник — Владимир Баскаков и его теория моторных полей, о которых он рассказывал на своем семинаре по телесной терапии. Моторные поля — это продолжение идеи системности, но более конкретно обозначающие побуждения, которые заставляют человека двигаться.

Владимир Баскаков
психолог, один из ведущих телесно-ориентированных психотерапевтов России
Дэвид Боаделла, на которого ссылался Владимир Баскаков, выделяет несколько видов моторных полей, которые управляют движением человека в пространстве. Есть общее поле живых существ, поле пульсации, которое свидетельствуют о том, что мы все живы, оно у всех одинаковое. Остальные моторные поля идут парами. Например, активность-пассивность. Представьте себе, вы находитесь в аэропорту в ожидании рейса. Никто ничего не объявляет, на табло нет никакой информации. Вы приехали заранее, но непонятно, задерживается вылет или нет, и если задерживается, то надолго ли и по какой причине. Ваша реакция? Есть люди, которые садятся и спокойно ждут. Это реализация пассивного поля. Есть люди, которые развивают бурную деятельность: бегут в справочную, звонят друзьям, ищут интернет. Это реализация активного поля. Активное поле — это желание действовать, реакция на ситуацию, стремление куда-нибудь выскочить из нее. Пассивное — остаться внутри ситуации, ничего не предпринимать, ждать, что изменения наступят сами, а может, и не наступят.

Вторая пара моторных полей: притяжение и отталкивание, аттракция и оппозиция. Поле притяжения — когда я хочу приблизиться к человеку как можно ближе, а поле избегания — когда я, наоборот, ухожу, и таким образом влияю на ситуацию. Особенно это наглядно проявляется в отношениях близких, в отношениях любви. «Я так тебя люблю, что хочу все время быть с тобой»." Я так тебя люблю, что хочу скорее от тебя уехать, чтобы начать по тебе скучать."

Третье поле: поле канализации и ротации. Канализация означает прямолинейные действия. У человека есть намеченная точка, цель, и он идет к этой цели, никуда не сворачивая, несмотря ни на что, не оглядываясь, не останавливаясь. Поле ротации — это сомнения. И в теле человека, когда он начинает говорить про свои намерения, возникает закручивающаяся спираль. Плечи начинают ходить из стороны в сторону, он не может усидеть (или устоять) на одном месте, не может сказать ни да, ни нет, говорит, что возможно, видите ли, как будто. Это вызывает ощущение неуверенности. То есть, с одной стороны уверенность, целенаправленность, с другой — сомнения, колебания. Как следствие: верчение, кручение. Как будто у человека есть некий стержень, вокруг которого он крутится. Эта неустойчивость свидетельствует о том, что быстрого, эффективного результата от него ждать не приходится.

И последняя пара моторных полей, это сжатие — расширение. Как обратил внимание Боаделла, все эти моторные поля возникают внутриутробно. Человек учится реагировать на мир, еще находясь в чреве матери. И внутриутробно он реагирует расширением на состояние удовольствия и счастья. В взрослом состоянии от радости у него плечи раскрываются, грудь вперед, губы растягиваются в улыбке. Его тело как будто стремится занять все пространство. Реакция сжатия — это когда человек хочет стать меньше, чем он есть, у него ссутуливаются плечи, руки опускаются вниз, он стремится свернуться в комок. Причем — не путать с активностью-пассивностью! — он может при этом активно действовать, но в сжатом состоянии.

Зачем нам надо знать это? У нас же нет шахматиста, в распоряжении которого шахматные фигуры. Фигуры достаточно самостоятельны, с умом и характером, сами распоряжаются своей судьбой. Однако, нельзя сказать, что они действуют совсем наобум. Их перемещениями руководят вот эти моторные поля. Они взаимосвязаны. Например, попадая в стрессовую ситуацию, человек может сначала испытывать поле сжатия. Ему становится некомфортно, это заставляет его либо впадать в пассивное состояние, либо начинать активно действовать. Либо прямолинейно, без колебаний (канализация), либо испытывать сомнения (ротация). Когда он достигнет результата, у него может наступить расширение, он может проявить притяжение, аттракцию. Но другой человек может испугаться таких энергичных действий и бурных эмоций, что в этот момент вместо того, чтобы быть счастливым, свернуться и закуклиться, оставив проявления чувств без ответа.


…Разговариваем мы с подругой, и она говорит:
«Я встретила такого прекрасного человека, он такой замечательный, я его люблю, я хочу с ним прожить всю жизнь!». В этот момент глаза ее сияют, плечи расправлены, и в ее поведении я не вижу никаких колебаний: ее намерения однозначны. Теперь только вперед! Если, конечно, он тоже этого захочет, потому что есть риск, что он может испугаться такого ее натиска и убежать.
Встречаю одноклассника, который рассказывает, как он любит свою работу, как он рад и счастлив.
При этом он сутулится, его плечи свернуты внутрь, это уже заставляет меня насторожиться. Трудно любить работу, которая заставляет тебя скрючиваться и залезать в ракушку. «А семья как?» — спрашиваю я. «Да есть одна девушка… мы скоро поженимся… наверное…» — отвечает он, помедлив. И я вижу, как он в буквальном смысле начинает топтаться и крутиться вокруг своей оси. Явно его посещают сомнения и колебания. Когда я напрямую спрашиваю: «А что тебя смущает?», — он прямо отпрыгивает от меня (вот поле активности и поле избегания) и восклицает: «Кто тебе сказал, что смущает? Нет, я хочу! Я не отказываюсь! Да, она на четвертом месяце беременности, но я не отказываюсь!» И в это момент он превращается в некую свернутую в ракушку вертящуюся фигуру. О каком твердом намерении, о какой уверенности может идти речь?
Хелингер говорил и о том, что есть определенные мужские и женские роли. Возможно, он прав, я наверняка сказать не могу, я могу только предложить вам начать наблюдать.

Действительно, в нашей культуре мужским «персонажам» чаще приписывают прямолинейные действия, канализацию, поле расширения, активность и аттракцию.

Женским персонажам почему-то достаются прямо противоположные качества. Женщина должна кутаться в шаль, то бишь сжиматься, должна быть неуверенной и жеманной (ротация), не говорить ни да, ни нет, она должна быть пассивна, ожидать, пока ее спасет прекрасный принц, и постоянно убегать от поклонника. На мой взгляд, это только стандарты культуры.
Ваш ход! Не убегайте!
В шахматах выигрывает тот, кто ошибается пред­последним.
Савелий Тартаковер
Шахматист, гроссмейстер, один из сильнейших в начале XX века
В живых шахматах, естественно, нет соперников, никто не выигрывает и не проигрывает, но у человека есть возможность понаблюдать за системой в целом и осмыслить какие-то моменты, происходившие в его жизни и происходящие сейчас, увидеть угрозы, которые могут случиться, а потом в зависимости от поведения, найти сильные стороны и ресурсы.

Итак, присоединяйтесь к большой шахматной игре. Берег моря. Тренинг личностного роста, который проводят Сергей Веревкин и я. Каждый день у нас была такая игра, поэтому каждый мог побывать в роли разыгрывающего партию и в роли фигуры. Фигуру выбирает человек, который делает расстановки. Вас же, уважаемый читатель, я приглашаю в зрительный зал.

Мы с Сергеем предпочли не заморачиваться с содержанием. Если мы посмотрим на все мексиканские сериалы, то это чистой воды шахматы, где один персонаж переместился в другую клетку, все рыдают и вытирают слезы, и гадают, какой же будет следующий ход. Мы решили обойтись без сериала. Нам интересно было как раз наоборот как можно меньше включать «социальные мозги», которые предписывают, что мужчины должны быть такими, а женщины — эдакими. Ведь если мы посмотрим на окружающий мир, мы заметим, что женщины бывают очень разными и мужчины и подавно

Итак, вот партия. Выходит Даша и говорит, что хочет разыграть сцену из своей жизни. «Мне очень интересно, почему мой муж…» — начинает она. «Стоп, стоп, Аня! — останавливаем мы ее, — не рассказывай нам историю, чем меньше мы будем знать подробностей, тем больше шансов, что мы действительно сможем проявить реальную, системную расстановку, считываемую с тела. Все иное для нас только лишний фон. Давай попробуем ориентироваться только на ощущения тела».

Мы говорим «живые шахматы», потому что все движения будут иметь значение. Сколько там действующих персонажей? Даша начинает перечислять: мой муж, мой сын… Мы ее снова перебиваем: «Это неважно! Не говори нам, пожалуйста, ничего, твоя задача — сказать, сколько всего будет персонажей: персонаж № 1, № 2 так далее». В истории Даши оказалось 5 персонажей. Мы попросили Дашу выбрать из всей аудитории (а в группе 20 человек, выбор богатый) «актеров», дать им номера, но до конца игры не говорить, кого они должны играть. Очень часто народ подсознательно выбирает именно по сходству набора моторных полей, а вовсе не по внешней схожести.

Кстати, у Даши получилось смешно: почему-то на роль своего мужа она выбрала маленькую хрупкую девочку. На роль сына попал двухметровый здоровенный амбал (но это уже потом выяснилось). В роли бабушки (что потом оказалось полной неожиданостью для нас) оказалась молодая, красивая, сексапильная женщина в короткой юбке и с длинными ногами. И очень важно посмотреть, кого человек выбирает на роль себя, потому что на роль себя он тоже должен выбрать кого-то. Часто бывает выбран, кстати, некий «моторный двойник», который не похож лицом, телосложением и возрастом, но очень похож движением, реакциями, интонациями, и как результат жизненными стратегиями.
После того, как герои выбраны (и, напоминаю, никто им не говорил, кто кого играет, это пока пять фигур с номерами), Даше предлагается каждого героя разместить в пространстве. Есть некое шахматное поле, о котором мы договариваемся, 10 на 10 метров. Все сидят по краям, никто не может пересекать его границы, кроме игроков. Немного забежим вперед, приоткроем «завесу тайны» для читателя, чтобы интереснее было наблюдать. Сама женщина хочет разобраться вот с какой ситуацией: почему вдруг неожиданно для нее ее муж устроил скандал, выгнал ее из дома вместе с сыном. И она хочет понять, что происходит и что делать дальше. Но из присутствующих никто пока об этом не знает.

Даша начинает выставлять персонажи, как душа лежит, в порядке их значимости для нее. Персонаж № 1 занимает свое место первым. А дальше начинается самое интересное. Есть масса возможностей расставить остальных, поле огромное, однако оказывается, что персонаж № 1 и персонаж № 2 стоят рядом, чуть ли не взявшись за руки (телесный контакт по правилам исключен), персонаж № 3 стоит строго напротив них, персонаж № 4 стоит в углу за спиной у персонажа № 1, а персонаж № 5 стоит боком и со стороны наблюдает за ситуацией.
Правила игры такие:
все персонажи перемещаются по очереди, согласно номерам, и поводом для перемещения служат основные правила. Персонаж во время своего хода обязан совершить несколько действий. Он должен не только переместиться, а прежде назвать свое чувство. Именно чувство, а не мысли, не то, что он думает или как представляет стратегию своего персонажа. Ему не надо включать мозги, важно получить контакт с бессознательным. И даже не так важно, что он скажет о своем чувстве, потому что чувство не так-то просто обозначить, да и перечень чувств ограничен: радость, счастье, недоумение, разочарование, страх, злость… Интерес — это уже в меньше степени чувство. Итак, не так важно назвать, как дать возможность телу отреагировать притяжением либо отталкиванием, разворачиванием, либо расширением, то есть, проявить какую-нибудь из этих реакций.
Все персонажи расставлены, первого персонажа спрашивают о чувствах.
— Чувствую агрессию! — отвечает он.
— Злость.

В связи с этим ведущий спрашивает: «Куда ты хочешь переместиться?» Есть масса вариантов, куда можно переместиться, чувствуя агрессию, можно приблизиться непосредственно к тому персонажу, который вызывает эту агрессию, и добиться его ответной реакции. Можно, наоборот, если это сворачивание, сбежать в дальний угол. Наша героиня действует парадоксально. Она говорит: "Чувствую агрессию, но перемещаться никуда не хочу". Вот вам, пожалуйста, неожиданно включилось поле пассивности! Как выяснилось в дальнейшем, эта стратегия преследовала Дашу пожизненно, ведь именно за нее играл первый персонаж.

Вопрос к персонажу № 2, который стоит рядом с Дашей:
— Что ты чувствуешь?
— Тоже чувствую возмущение, агрессию — отвечает он.
— Хочешь переместиться?
— Да, хочу.

Надо сначала пальцем показать, куда, а потом переместиться. Этот шаг тоже очень важен, потому что сначала нужно осознать намерение. Бывает, человек начинает бродить по «доске», чего-то искать, потом меняет конфигурацию, расположение тела. Но если он заранее сказал, куда он хочет переместиться, туда он и должен стать.

— «Я хочу переместиться вон туда!» — и он приближается к персонажу № 3 будто с намерением вызвать его на бой. Он расширен, не колеблется, и мы понимаем, что он непреклонен в своем намерении и доведет его до конца. Вся остальная публика может только предполагать, кто это, и все единодушно считают, что это и есть ее мужчина, уж больно по-мужски он себя ведет. Муж или, наверное, папа. Он подходит к маленькой хрупкой девочке, нависает над ней сверху.

Маленькая хрупкая девочка — персонаж № 3, сейчас ее ход. До этого у нее уже прошло несколько чувств, она видела, что на нее направлены эмоции.
— Что ты чувствуешь? — Чувствую страх.
—  Хочешь переместиться?
—  Да!
—  Куда?
—  Вон туда!" — показывает она, и перемещается за спину персонажа № 1. Прячется!

Следующий ход персонажа № 4, который стоит в углу.
— Что ты чувствуешь?
— Чувствую радость!
— Хочешь куда-нибудь переместиться?
— Нет, не хочу, мне и здесь все очень нравится!
Вот и бабушка, как впоследствии оказалось, которая из своего «угла» подзуживает пару и пасет всю эту чудесную ситуацию.

Персонаж № 5.
— Что ты чувствуешь?
— Чувствую отстранение.
— Хочешь куда-то перемещаться?
— Да, хочу. В самый центр событий!" — говорит персонаж и подходит вплотную к персонажу № 1.

Персонаж № 1 сжат с двух сторон: за спиной у него очень близко персонаж № 2, персонаж № 5 стоит перед лицом.
— Что ты чувствуешь?
— Чувствую точку и безысходность.
— Куда хочешь переместиться?
Но у персонажа продолжается сжатие. «Никуда!» Он снова остается на месте.

Безумно интересная партия, а главное — со стороны же все понятно! Так и хочется воскликнуть: ну что же ты там стоишь, как истукан, ну сделай же шаг! Ну отвернись хотя бы! У девочки, которая главное действующее лицо, уже слезы на глазах: «Откуда они все знают? Так все и было!» Мы ей говорим: «Молчи и просто смотри!»

А дальше игра продолжается, и по условиям игры она продолжается до тех пор, пока все персонажи не окажутся довольны своим местом, либо не все будут довольны, но перемещений никому уже больше не потребуется. Это будет означать, что система пришла в гармонию. Еще несколько ходов и перемещений, и можно уже писать сценарий сериала. В результате свекровь побывала и рядом со своим сыном, и в диаметрально противоположных концах с ним. Героиня с мужем успели и поругаться, и полюбить друг друга. Эти эмоции сразу видны по положению тела. И кстати, влюбленность и страсть — это когда глаза в глаза, мир исчезает, а любовь более спокойная и семейная — это когда люди просто стоят рядом и смотрят в одну сторону (да здравствует Экзюпери!)

Потом, когда все фигуры вроде угомонились, фактически — встали в круг, причем естественным путем, сами по себе, никто не говорил им так вставать, в этот момент наша главная героиня, которая до этого почти не двигалась, вдруг заявляет: «Да, у меня есть желание переместиться!» И через все поле бежит в другой конец, чтобы оттуда посмотреть в спину всем стоящим. Это вызывает волну новых передвижений, и опять муж оказывается на другом конце (при том, что мы с вами знаем, что это муж, а для зрителей и участников хрупкая девочка). Но вот снова все рано или поздно гармонизируется. И снова, как только система приходит в равновесие, у главной героини загораются глаза: «Я хочу переместиться!» И на этот раз она «вызывает на бой» свекровь.

Наконец-то новое удобное для всех расположение опять найдено: на этот раз встали в одну линию. Даша за это время уже и порыдала, и посмеялась до слез. Мы говорим: «Даша, ты видела, как все получилось, теперь вставай на это место сама и говори уже о своих чувствах». Она встает на место своего персонажа, мы видим у нее на лице сначала удовлетворение, потом вдруг замечаем все тот же блеск в глазах: «Чувствую радость, хочу переместиться вон туда!»

Группа реагирует взрывом хохота: «Даша, теперь тебе понятно, отчего в жизни «покой тебе только снится?» После этого фигуры на поле в очередной раз совершают ход за ходом, и наконец разворачиваются в другую сторону примерно в той же конфигурации. Причем, заметьте, ведь мы играем не по смыслу, не по тому, кто куда должен пойти в соответствии с логикой сценария. Нет, все исходят исключительно из тех эмоций, которые возникают в соответствии с моторными полями в зависимости от расположения фигур. Поэтому чем меньше мы знаем о фигурах, которые вовлечены в игру, тем лучше.

Разбирать «партию» вовсе не обязательно, но мы говорим: если человек хочет, он может рассказать, кто был кем. Когда Даша рассказала, что хрупкая девочка — это муж, группа ахнула. Во второй раз ахнула, когда хрупкая девочка призналась, что почему-то очень боялась «этого мужика № 2» — то есть сына. А в жизни у Даши все так и есть: сын-акселерат борется за свое место, а мама при этом на стороне сына. Сексуальная свекровь действительно оказывается незамужней женщиной с очень активным характером, которая устраивает свою личную жизнь, занимается строительством на даче, во все вникает и во всем участвует.

Пятый персонаж — прабабушка, мама молодой свекрови. Ее роль в игре была характерна тем, что о ней очень заботился муж главной героини, ее внук, потому что его мать, свекровь главной героини, своей матерью не занималась. Прабабушка наблюдала за ситуацией со стороны, и была таким серым кардиналом.

И все никак не могли добиться от Даши ответа на простой вопрос: почему, когда тебя все не устраивает, у тебя действует поле пассивности? Ведь если ты сделаешь просто один шаг в сторону, ты уже изменишь что-нибудь (и мы ей даже показали наглядно), ситуация уже не останется прежней, но твое бездействие способствует тому, что кризис усугубляется.
От перестановки персонажей результат не меняется?
Ну, дорогие мои, читатели, удалось ли мне втянуть в эту азартную роль наблюдателя-болельщика? Попробуем еще раз!
В цейтнот попадает не тот, кто много думает, а тот, кто думает не о том.
Геннадий Малкин
Автор многочисленных сборников афоризмов и трёхтомника в «Золотой серии»
Следующую игру проводил Иван. Он захотел рассмотреть ситуацию на работе. Фигур было всего четыре. Одна чуть впереди, три стоят за ней в ряд. Это все. что мы сейчас знаем.

Человек, который находится во главе группы, фигура № 1, говорит: «Чувствую энергию, ответственность, желание действовать, хочу переместиться…» И выступает на шаг вперед.
Трое вслед за ним заявляют, что тоже хотят переместиться, и снова воспроизводят прежнюю конфигурацию.
И вдруг персонаж № 2 говорит: «Чувствую напряжение и хочу переместиться вон туда!»
И встает лицом к лицу с персонажем № 1.
На лице Ивана в этот момент написан несказанный азарт.
Персонаж № 3 говорит: «Чувствую возмущение и хочу переместиться вон туда». И становится как бы третейским судьей между персонажем № 1 и персонажем № 2.
Персонаж № 4 говорит: «Чувствую отвращение и хочу переместиться в угол зала!» Уходит в угол зала и становится спиной. В этот момент у Вани уже от узнавания и хохота слезы на глазах.
Персонаж № 1 тем временем с чувством возмущения перемещается к персонажу № 4. Тоже спиной к этим двум. Те снова перемещаются.

Партия оказалась яркой, динамичной и короткой. Чем закончилась ситуация? Тем же, с чего и началась, только персонажи оказались повернуты в другую сторону. Персонаж № 1 впереди, персонажи № 2, 3 и 4 стоят ровно за ним, и всем хорошо.
Когда мы спросили: «Ваня, что это было? Не хочешь ли прокомментировать?», Ваня ассоциировал себя с персонажем № 3.

Как выяснилось, на работе у Вани началось брожение, связанное с приходом нового начальника. «Я вам описал ситуацию, которая уже развивается недели три, — сказал он. — А вы мне показали, что закончится она ровно тем же. Видимо, когда эмоции улягутся, все равно все выстроятся именно в этом положении, потому что работу все любят и понимают, что начальник — профессионал. Но здесь у каждого своя истерика. Вот почему, как вы думаете, персонаж № 4 убежал в другой конец? Остальные все — мужики, а это единственная женщина, которая свой характер всем и показывает. А мы занимаемся переоценкой фондов, и поскольку она уникальный специалист, то, естественно, за ней все и побежали».

Потом уже в Москве через месяц встречаемся: «Ваня, ну как?» Все так и оказалось: начальник впереди, все трое за ним, спокойствие восстановлено!
И вот так каждый день, партия за партией, мы проживали разные жизни, учились осознавать свои чувства и видеть чужие намерения.

Какой опыт получили те, кто разыграл свою ситуацию? Возможность со стороны (или сверху) увидеть все фигуры на доске. Обычно «лицом к лицу лица не увидать», и когда мы находимся внутри, мы не видим всех фигур, мы не понимаем, почему они перемещаются, что ими движет. Нам кажется, если кто-то уехал, от него ничего не зависит. Зависит, еще и как! Мы, правда, в отличие от Хелингера, берем только тех персонажей, которых человек считает значимыми сам, и не ставим целью вытаскивать скелеты из шкафов. Но даже перипетии этой игры четко проясняют в голове у человека ощущение, что все взаимосвязаны, что ни один персонаж просто так не действует, даже при условии, что это не реальный человек, а его внутренняя проекция.

Какой опыт получают те, кто был просто фигурами? В чем кайф быть злобной свекровью, дурным начальником или милой девочкой? Кайф в том, что, даже будучи пешкой, не зная, кого он играет, не подключая социальный разум, человек входит в контакт со своими чувствами, начинает осознавать, как он себя чувствует, что заставляет его перемещаться, и неважно, что это не его ситуация, а чужая, но все равно решения-то принимает он! А значит, этот сценарий может сработать и в других жизненных ситуациях. Вплоть до смешного.

В нашем лагере на море под Одессой после занятий мы ходили вечером в бар, и вот мы отдыхаем, пьем ром с колой, всем хорошо. И вдруг подходит к компании очень пьяный человек и присаживается на лавочку по соседству. В этот момент тот наш парнишка, который оказался с ним рядом, говорит следующую фразу: «Чувствую сильное беспокойство, хочу переместиться вон туда!» И пересаживается на другой конец стола под общие аплодисменты. Пьяный человек извиняется и уходит. Вот оно, прикладное значение! Мальчик, по крайней мере, вступил в осознанный контакт со своими моторными полями, которые заставляют совершать те или иные действия.

Так что не судите о ситуации однозначно! Попробуйте посмотреть на нее, как на историю. Даже если вы не можете сейчас расставить друзей, расставьте фигуры на шахматной доске, посмотрите, как они расположены, и хотя бы представьте себе, к какому виду вы бы хотели привести ситуацию в конечном итоге, и какой путь для этого надо пройти каждой фигуре. И почему она должна захотеть это сделать. Привнесите в свою жизнь системное мышление. Одно дело быть пешкой в чужой игре, другое — самому разыгрывать шахматную партию. Живые шахматы не позволяют изменить мир, трудно ждать от персонажей, что они начнут действовать по плану. Но они меняют точку зрения на происходящее у самого человека. Меняется он сам как элемент системы — и от этого меняется вся система.
…Один человек считал, что весь мир несовершенен, и отправился его менять. Пять лет он ходил из одной страны в другую, везде старался что-то поправить и улучшить. Но через пять лет он понял, что мир не заметил его усилий и остался неизменным. Тогда он вернулся домой и сказал: весь мир — это слишком много, попробую изменить свою страну. Он уехал в столицу, принимал участие в политических движениях, организовывал митинги, акции, но через несколько лет снова понял, что ничего не изменилось. "Наверное, это тоже слишком большой масштаб" — подумал он, и решил усовершенствовать хотя бы свой город. В городе он стал читать лекции в школах, учить, как правильно жить, он принимал активное участие в народных собраниях и в работе мэрии, но рано или поздно пришел все к тому же неутешительному выводу: ничего не менялось.

Наверное, надо начать с семьи, решил тогда он. Его семья в этот год получила столько внимания, сколько не получала за всю жизнь. Но все равно ничего не изменилось. Тогда он отчаялся и сказал: ну раз не получается изменить даже семью, попробую-ка я изменить себя. И лег спать с этой мыслью. Когда он проснулся на следующее утро, оказалось, что весь мир изменился.
Татьяна Мужицкая, Антон Нефёдов и Максим Дранко
Авторы и ведущие тренинга "Шахматы"
Фотозарисовки
Москва, ноябрь 2016